Информационный сайт для женщин - красота, здоровье, семья, карьера и многое другое

Новости
Мода
Косметика и парфюмерия
Здоровье
Стильные штучки
Музыка
Культура
Светская хроника
Авто
Кино и ТВ

Другие разделы сайта
Сонник
Значение имени

Заворотнюк и Чернышев: молим Бога о сыне!

Анастасия мечтает, чтобы ее малыш появился на свет в Ялте подробнее 

Валерия: Слезы моего сердца

01.09.2006 20:47 Новости: Светская хроника

Исповедь великой певицы.

«Жизнь» первой публикует отрывки из сенсационной книги великой певицы.

Валерия всегда появляется на сцене с сияющими глазами. Сейчас они горят счастьем. Но в ее жизни было горькое время, когда глаза были полны слез.

Она прятала под пудрой следы побоев, которые наносил ей любимый человек. Муж превратил ее жизнь в пытку. Валерия смогла вырваться из этой каторги, забрав детей. И в конце концов обрела женское счастье.

С разрешения Валерии «Жизнь» публикует сенсационные откровения из ее личного дневника.
 
- Эти строки - слезы моего сердца, - сказала нам Валерия. - Крик души, которая пережила ад...

…Бежать, бежать, бежать… Детей в охапку - и бежать. На поезде, на автобусе, на самолете… Главное – быстро, пока он не настиг. Господи! Надо же успеть взять билеты! Я начинаю лихорадочно собираться, кидать какие-то вещи в сумки, пока он не вернулся…

…Я в сотый раз спрашиваю себя: как это могло случиться? Почему все это произошло именно со мной? В чем я провинилась? Шуйский всегда умел объяснить мне, в чем моя вина. С первых дней с ним я чувствовала себя виноватой. Хотя в душе сознавала, что не повинна ни в чем. Это был гипноз? Наваждение?..

…Я в очередной раз собиралась бежать. Хотела успеть, пока он гуляет с собакой. Выглянула в окно, увидела его удаляющуюся спину. И вдруг заплакала. Рыдала от жалости к нему. Как он будет без меня, без моей любви? Бедный, неистовый, грубый, жестокий, сумасшедший...

Я пытаюсь заниматься самоанализом. Ох как тяжело быть психологом для самой себя! Что меня поддерживало в самые черные дни? Что помогло не прыгнуть с высоты, не наглотаться таблеток, не перерезать себе вены? Я ведь не раз это себе представляла!

Ужас

…Примерно с третьего класса я вела книгу рецептов. Она была моей спутницей во все годы мыканья по чужим углам.

Эту книжку изорвал в клочья бультерьер, которого мне подарил Шуйский. Супруг всегда заводил собак бойцовых пород. Когда я, беременная третьим ребенком, лежала в больнице на сохранении, муж был в свирепом состоянии. В тот момент у нас жил стаффордширский терьер. Никогда в жизни я больше не видела такого здорового стаффордшира. Встав на задние лапы, он мог с легкостью положить передние на плечи взрослому человеку.

Пес не был злым, но одним своим видом наводил панический ужас на моего сына Тему.
И вот мне в больницу звонит няня в слезах:

- Шуйский решил за что-то наказать Тему и запер его в клетке с собакой!

Они в Крекшине, я в Москве. Ничего поделать не могу, вся трясусь от страха, плачу…

Он, конечно, выпустил мальчика. Собака Тему не тронула. Но какая это была травма для сына!..

Дом

…Свой угол, теплый гармоничный дом. Как в годы скитаний по задворкам столицы я об этом мечтала! До того как у нас появились деньги и Шуйский стал скупать квартиры (в них мне пожить не удавалось: супруг таким образом вкладывал деньги), мы с ним жили по съемным квартирам.

И вот счастливая новость! Он покупает дом. И не где-нибудь, а в престижном поселке Крекшино под Москвой! Ура!

Шуйский не давал мне часто выходить из квартиры. Контролировал все мои встречи, звонки, даже походы в магазин. В голове крутилось: у нас теперь будет своя загородная вилла. И я, как освобожденная женщина Востока, смогу ходить, куда мне вздумается. Как может быть иначе? Там ведь сельская местность: ступил за порог – и ты на улице.

Домик был простенький – одна комната и кухня. Потом пристроили «удобства»: провели воду, у нас появился городской санузел.

Фото из семейного альбома Валерии. После развода с мужем, боль Валерии была настолько сильная, что в порыве чувств она ножницами вырезала на этой фотографии изображение бывшего супруга. Чтобы больше ничего не напоминало ей о пережитых ужасах и страданиях

Крекшино стало моей тюрьмой. Сейчас я не столько вспоминаю то, как я там жила, сколько то, как я оттуда убегала на автобусах, электричках, попутных машинах.

Шуйскому стало еще удобней: в сельской местности кричи не кричи - никто тебя не услышит. За пределы участка мне выходить не разрешалось. Супруг кичился тем, что мы жили на свежем воздухе. Чистая правда: во дворе, за забором, я могла гулять, сколько мне вздумается.
Когда мы переехали в Крекшино, Ане был месяц. Мне 25 лет. Шел 1993 год…

Удар

…Я еще с Шуйским. Даю интервью для журнала. Вымученно улыбаясь, докладываю, что на выходные у нас запланирован пикник. Муж, я и дети будем за городом, в Крекшине, жарить воскресный шашлык. Говоря это, я представляю себе семейную идиллию. Я, Шуйский и дети, болтая и смеясь, собираем щепки, чтоб разжечь огонь. Хохоча, мы накалываем куски мяса на шампуры. Муж смотрит на меня с умилением, пока я отвечаю на вопросы корреспондента. Журналист и фотограф уходят. Улыбаясь, я поворачиваюсь к Шуйскому. Наверное, он мной доволен.

От оплеухи у меня темнеет в глазах.

- Почему болтала с такой кислой миной? Хотела, чтоб тебя пожалели, сука? Никто тебя не пожалеет! Кому нужна певица с тоскливой мордой?

Кто мне помогал тогда? Кто был моим другом? За годы мытарств я убедилась, что мир не без добрых людей. Мне было безумно трудно, страшно. Но когда казалось, что все пропало и помощи ждать не от кого, всегда находился кто-то, кто протягивал мне руку.

«Уродина»

…Я иногда думаю, что школьная привычка быть отличницей, всегда первой во всем, сослужила мне в чем-то и дурную службу. Привычка предъявлять к себе высокие требования, которой я страдаю с детства, лила воду на мельницу Шуйского. Он сразу понял, что такая хроническая отличница, как я, всегда будет прислушиваться к любым упрекам, принимать любое, даже самое абсурдное по сути своей, замечание близко к сердцу. Он только такую и искал. Меня ведь только попрекни - и все. Я всю ночь не сплю, думаю о том, что я сделала не так, как исправить положение.

За десятилетие жизни с Шуйским я узнала, что я дура, уродина, безвкусная женщина, плохая жена, мать, хозяйка. Я усвоила: я бездарная, как пень, певица, которая так и прозябала бы в провинции, если б не он - великий профессионал и благородный рыцарь без страха и упрека Александр Шуйский.

Детство

Все мое детство было расписано по минутам. Родители приходили домой поздно, поэтому после школы я шла к бабушке. Там я делала уроки. Потом бежала по своим делам: в музыкальную школу, в кружки, в библиотеку.

В библиотеку я записалась сама в возрасте пяти лет. Примерно с этого возраста я стала читать запоем все подряд. У нас была «всемирка» – 200-томное собрание сочинений писателей всех времен и народов. Это было подписное издание. Помню, как эти книги приходили к нам по почте. По две штуки в бандероли. Боже мой! Какой это был для меня, маленькой, праздник! А чьи произведения нам прислали на этот раз? Я все пыталась читать. Глотала эти книги: и японских поэтов, и американских писателей, не всегда будучи способна вникнуть в содержание. Ребенок подсознательно принимает систему ценностей взрослых, которые его окружают. Я сразу почувствовала, что «всемирка» – это редкий клад. Тем более что ни у кого вокруг такого клада, вернее, не клада, а кладези знаний не было.

Я часто думаю, что так рано повзрослела, так рано стала стремиться к самостоятельности из-за того, что с детства была окружена взрослыми. Мои родные всегда старались понять, что интересно мне. Я не отходила от инструмента, поэтому в пятилетнем возрасте меня отдали в музыкальную школу.

Со мной вместе учились ребята на три-четыре года старше. Сохранилась смешная фотография. Старший хор. Поют совсем большие дети: восьми-девятиклассники, наверное. И я среди них – крошечная, пятилетняя. У меня страшно серьезное лицо… Я с детства пою правильно, не фальшивлю. Меня всегда бросали на ответственные участки – держать второй голос, чтоб вся группа не сбилась. В этот же период я, естественно, в составе хора впервые выступила на радио.

Самым главным для меня всегда было чем заниматься, а не с кем. Я всегда не любила пионерские лагеря. Ужасно раздражала несвобода, которую там культивировали. Привели строем, пересчитали, увели строем.

Муж Валерии - Иосиф Пригожин

Когда меня начали учить музыке, из моей жизни ушел еще один мой ужас – детский сад. После теплого дома, в котором я росла, эта казарма для самых маленьких вызывала во мне глубокое отвращение. У мамы сердце кровью обливалось, когда она, приходя за мной, видела, как я стою, прижавшись к воротам, и высматриваю ее…

Когда я недавно рассказывала об этом моему любимому мужу Йосе, он вдруг грустно посмотрел на меня и говорит:

- Вот и я стою так у ограды, когда тебя нет рядом. Знаешь, Лера, мне без тебя не дышится…

Мальчики

Был у меня одноклассник по имени Вовка Егоров. Нормальный совершенно парень. Ничем не раздражал. Я его не видела и не слышала. И вот на тебе – в 5-м классе он возьми да и пришли мне записку с признанием в любви. Он мне совершенно не нравился. Тут-то я его и возненавидела. Сейчас я понимаю, что меня раздражало то, что я не могу ответить на его чувства. А отношения, которые были для меня вполне комфортными, бесповоротно изменились.

Признавался мне в любви еще один мальчик – такой пухленький, забавный. Он к своей бабушке приехал в Аткарск из Москвы. Он был также герой не моего романа, и ему я тоже ответила полным неприятием. 

Потом был Валера. Он учился в 9-м. Я – в 7-м. Тут уж я подумала, что со мной что-то не в порядке. Кругом девчонки шепчутся про свои чувства к разным мальчикам. А я – как холодный камень. И стала я с Валерой гулять. Мы с ним в кино иногда ходили. Валера очень нравился моей маме. Всем, только не мне. Знаете, как бывает: все мужчина для тебя делает, подруги завидуют, а тебя тяготит его присутствие. Так у меня было с Валерой. В конце концов я соврала ему, что мне нравится другой мальчик. И порвала с ним. Валера перестал со мной разговаривать.

Вот, собственно, и все мои школьные любовные приключения. Главным в ранние годы для меня были занятия тем, что мне интересно.

Раба

…Шуйский сразу решил делать из меня звезду. Моими вкусами, желаниями, пристрастиями он мало интересовался. Тогда я думала, что это нормальные отношения «певец - продюсер». Он знает, как меня поднять на Олимп…

…Во что я одевалась тогда? Что ела? Как спала?

А в чем я убегала? В чем-то. Иногда мне снится, что я бегу от него абсолютно голая.

В таких снах я не обременена мыслями о том, как забрать детей, где взять билеты на поезд. Я просто бегу. На мне нет одежды. Но я не собираюсь никого соблазнять. Я, конечно, понимаю, что мой «наряд» можно истолковать превратно…

Дураки! Они не понимают, что я так демонстрирую: я свободна, я бегу, я сейчас оттолкнусь от земли и полечу. Только ветер в ушах будет свистеть. И сквозь его свист я не различу, что кричит мне вслед мужчина, сложив руки рупором. Мужчина. Мой муж. Отец моих троих детей. Мой продюсер. Владелец моего жилья. Собственник денег, которые я зарабатываю. Мой хозяин.

Творение

Пигмалион и Галатея. Творец и его творение. Кто нас творит? Кто помогает нам становиться тем, чем мы становимся? Было бы глупо утверждать, что человек делает себя сам. На пути любого артиста обязательно должны оказаться люди, профессионалы своего дела, которые подскажут, как лучше сделать, поделятся тем, что им говорит их профессиональное чутье.

Отношения между артистом и продюсером далеко не всегда безоблачны. И не только из-за конфликтов на материальной почве. Часто продюсер начинает лепить из певца нечто, соответствующее его личным представлениям о том, как должен выглядеть, петь, вести себя на сцене популярный исполнитель. Сам артист может не иметь права голоса. Его шантажируют тем, что в любую минуту могут разорвать с ним контракт.

Сейчас, когда мой продюсер – Йося, я поняла две вещи (раньше мне они казались банальностями, расхожими фразами): творческая свобода артиста – великая вещь, и можно быть хорошим продюсером, нисколько ее не ограничивая.

Исполнителя часто можно и нужно корректировать, но для этого совершенно не обязательно его ломать, искусственно вылеплять из него Нечто.

Боль

Иногда мне кажется, что Бог всегда старался сделать так, чтоб я ни минуты не скучала. Случались такие минуты, когда я просила у Господа передышки. Я молила его, как маленькая девочка:

- Добрый и милосердный Боже! Дай мне отдохнуть! Я же ничем перед тобой не провинилась. Я была честна, открыта. Я никогда никого не предавала. Да, я шла вперед к своей цели, но никогда не по головам. Я много работала. Я и сейчас много работаю. Я так стараюсь. Я не прошу тебя о многом. Дай мне пару свободных вечеров. Я хочу спокойно поужинать. Я хочу, не торопясь, поговорить с детьми. Я хочу просто-напросто собраться с мыслями. Я устала страдать, жить с мыслями о побеге… В чем я провинилась?

Но приходил Шуйский. Я видела по его лицу, что сейчас начнется. И опять скандал, побои, упреки. Опять страх, мысли о побеге. Неужели Господь не слышит меня? Неужели я так и не дождусь передышки?

Исповедь

Я жила так, как мне было интересно. Я никогда не шла против своей совести. Если я вызывала в людях зависть, то это было не специально. Я никогда никого ни на что не провоцировала. Знаю, многие скажут, что мои воспоминания – это в чистом виде провокация. Прошу не трактовать мой замысел таким образом. Это исповедь. Я пишу ее не только для читателей, но и для себя. Вспоминая то, что произошло со мной, я получаю возможность переосмыслить свою жизнь. Говорят, что написание мемуаров – это еще и замечательная психотерапия. Рассказывая о том, что с тобой происходило, ты избавляешься от душевных ран.

Я знаю, кто-то подумает, что моя цель – разобраться с Шульгиным. Отнюдь. Бог уже наказал этого человека, сделав его тем, чем он является, вынудив его носить в душе то, что он носит. К нему равнодушны его собственные дети! Есть ли на свете большее наказание?

Моя исповедь – это рассказ человека, который от страха и безнадежности пришел к гармонии и уверенности в завтрашнем дне. Я считаю, мой труд не пропадет зря, если эта книга вдохнет уверенность хотя бы в одного отчаявшегося.

Я считаю, что если перед тобой закрывают одну дверь, то не надо ломиться в нее. Лучше попытаться найти ту, которая открыта. Главное – верить в то, что какая-то дверь перед тобой откроется.

…С моим нынешним мужем Йосей я стала другой. Я стала нравиться себе. Я до сих пор просыпаюсь и боюсь открыть глаза. Вдруг это все сон? Вдруг мое счастье растает, как дым? Вдруг мы с Аней, Темой и Сеней опять окажемся один на один с враждебным миром? Вдруг опять будет неоткуда ждать помощи? Вдруг мне опять никто не будет верить?

Я должна сделать все для того, чтобы ужас не повторился. Ни в моей жизни, ни в жизни кого-то другого. И поэтому я пишу эти строки.

Йося и дети тоже считают, что я должна обо всем рассказать. Они думают, что всем нам после этого станет легче.

"Раны моей души"



Источник: zhizn.ru Валерия: Слезы моего сердца
Новое на сайте

Держись, Батяня!

Сестра Зыкиной: любовники предали Люду

Пугачеву подводят почки

Дженнифер Энистон встречается с Джерарадом Батлером

Эми Уайнхаус судится с бывшей свекровью

Милла Йовович вышла замуж

Душевная боль Галкина

Филькины волосы

Жена Ефремова: Друзья отмазали Михаила от суда

Собчак срывает свадьбу

Брэдли Купер достался Рене Зельвегер

Шон Пенн снова разводится

Бритни Спирс худеет из-за несчастной любви

Колин Фаррелл вновь станет отцом

Марк Уолберг попал в больницу

Все новости [Архив]


Услуги парикмахера стилиста

женские прическиЖенские прически и стрижки (стрижка, укладка, окрашивание и т.п.)

Свадебные прическиСвадебные прически с выездом по Москве.

Тел: (495) 603-6189

Косметика Mary KayКосметика Mary Kay. Попробуй, прежде чем купить! Бесплатные консультации.